оффшоры

   

Оффшоры, оффшорные компании, регистрация оффшоров




Финансовый мониторинг в России


Банковская система России представляет собой, как известно, важную (и одну из основополагающих) сферу национальной экономики. Будучи связующим звеном рыночных отношений, она оказывает большое воздействие как на экономические процессы в стране, так и на жизнедеятельность общества в целом. Банковская сфера почти во всех развитых странах относится к числу наиболее регулируемых, а также подлежащих контролю как со стороны органов государственной власти, уполномоченных на осуществление государственного финансового контроля, так и со стороны негосударственных организаций, осуществляющих независимый финансовый контроль на коммерческой основе. В статье автор попытается разобрать ряд особенностей системы финансового мониторинга, а также причины, цели и последствия принятия Закона №115-Ф[1]. Рассматривая любую тему, важно определиться с понятийным агрегатом, который будет использоваться при обсуждении того или иного вопроса.

Банк (от итальянского «banco» - скамья, лавка менялы) - финансово-кредитный институт, учреждение, производящее разнообразные виды операций с деньгами и ценными бумагами и оказывающее финансовые услуги правительству, предприятиям, организациям, гражданам и другим банкам. Банки выпускают, аккумулируют, хранят, предоставляют в кредит, размещают, покупают и продают, обменивают деньги и ценные бумаги, контролируют движение денежных средств, обращение денег и ценных бумаг, оказывают услуги по платежам и денежным расчетам; осуществляют посреднические и трастовые (= доверительные) операции. Различают две основные разновидности банков, образующих вместе двухуровневую систему: а) центральный банк - главный государственный банк страны, наделенный особыми правами. Центральный банк призван регулировать денежное обращение в стране, осуществлять денежную эмиссию, регулировать кредит и валютный курс, контролировать деятельность коммерческих банков, хранить резервы и запасы денежных средств золота. Центральный банк принято также называть «Банком банков» и б) коммерческие банки - чаще всего негосударственные банки, выполняющие широкий круг банковских операций, обслуживающие преимущественно предприятия, фирмы, организации, учреждения и оказывающие банковские услуги населению. Могут быть как универсальными, т.е. выполняющими обширный круг операций, так и специализированными (сберегательные, ипотечные, инвестиционные, клиринговые и т.д.)

Коммерческий банк (далее по тексту Банк) - это кредитное учреждение, оказывающее банковские услуги для предприятий, организаций, граждан (расчетные, платежные операции, привлечение вкладов, предоставление ссуд, а также операции на рынке ценных бумаг). Денежные средства для проведения операций такой банк формирует главным образом за счет сбережений, привлеченных в виде вкладов, межбанковских кредитов, выпуска собственных акций и облигаций. Коммерческие банки функционируют под контролем со стороны центрального банка (в частности, Банка России) и могут выполнять операции по поручению государственных финансовых органов, взаимодействовать с ними.

ЦБ РФ - Центральный Банк РФ или Банк России, это - главный государственный банк страны, наделенный особыми функциями, в особенности правом эмиссии денежных знаков (эмиссионный банк) и регулирования деятельности коммерческих банков. Центральный банк, являясь «Банком банков», представляет собой орган, помогающий государству, правительству налаживать денежное обращение, управлять бюджетом. Основными функциями помимо эмиссии денег являются хранение ЗВР государства, кредитование и ведение счетов коммерческих банков и правительства, регулирование денежного обращения, контроль за деятельностью кредитных учреждений.

Легализация доходов - это термин, используемый преимущественно в правовой сфере. Означает придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления, за исключением преступлений, предусмотренных статьями 193, 194, 198, 199, 199.1 и 199.2 УК РФ. В том числе финансирование терроризма - предоставление или сбор средств либо оказание финансовых услуг с осознанием того, что они предназначены для финансирования организации, подготовки и совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360 УК РФ, либо для обеспечения организованной группы, незаконного вооруженного формирования или преступного сообщества (преступной организации), созданных или создаваемых для совершения хотя бы одного из указанных преступлений.

Рассмотрев наиболее важные определения и понятия, перейду непосредственно к теме статьи, а именно «внедрению системы финансового мониторинга в банковский сектор РФ» в рамках выполнения требований Федерального Закона №115-ФЗ от 07.08.2001г. Говорить на эту тему можно много и без устали в виду ряда причин, основной из которых является, на мой взгляд, колоссальная сфера применения вышеуказанного Закона. Действительно, так называемый процесс «контроля» за финансовыми потоками, призванный предупредить легализацию (отмывание) преступных доходов, затрагивает всех без исключения участников финансового рынка, причем как юридических, так и физических лиц.

Итак, финансовый мониторинг - это понятие, схожее с понятием финансового контроля, а также напрямую связанное с обязательными процедурами внутреннего контроля в части проведения финансовых операций. Банк организует внутренний контроль с учетом рекомендаций по организации внутреннего контроля за рисками банковской деятельности. Финансовый мониторинг - это также деятельность организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, по выявлению операций, подлежащих обязательному контролю, и иных операций с денежными средствами или иным имуществом, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма. Система внутреннего контроля организуется органами управления банка, уполномоченными учредительными документами банка. В целях мониторинга за процессом функционирования системы внутреннего контроля, выявления и анализа проблем, связанных с ней, а также разработки предложений по совершенствованию и повышению эффективности ее деятельности в банках создается служба внутреннего контроля. Важно также, что к одной из мер противодействия легализации (отмыванию) средств и доходов, полученных преступным путем, относят запрет на информирование клиентов и иных лиц о принимаемых в соответствии с Законом мерах.

Сегодня одной из наиболее актуальных и обсуждаемых тем является внедрение, оптимизация и реализация (осуществление) системы финансового мониторинга (или системы финансового мониторинга) во всех областях финансовой системы РФ. Злополучный для многих недобросовестных клиентов Федеральный Закон под номером №115-ФЗ вступив в силу, внес множество изменений и добавил трудностей в и без того неспокойную жизнь банковского сектора. Некоторые СМИ уже назвали убийство Первого Зампреда ЦБ Андрея Козлова «ответом криминального бизнеса банкирам». Несмотря на провокационность некоторую политизированность, данная версия наряду с прочими имеет право на существование. Ведь именно Андрей Козлов был идейным вдохновителем и куратором внедрения в Российский банковский сектор такого понятия, как финансовый мониторинг.

Важно также, что именно с момента вступления в силу соответствующего закона, были отозваны лицензии более, чем у 80 банков, основная причина отзыва которых «невыполнение требований по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем», а именно «непредставление необходимых сведений о подозрительных операциях в Росфинмониторинг» в рамках статьи 7 Федерального Закона №115-ФЗ от 07.08.2001г.

Действительно, тема, затронутая автором в данной статье, является крайне актуальной и во многом уже наболевшей для современной России. Меняется все: процесс документооборота, подготовка внутрибанковских (применительно к банковской сфере) нормативных документов; обучение новых и переквалификация с аттестацией старых сотрудников в части знания финансового мониторинга; соответствующим образом корректируются рамки компетентности служб и управлений по безопасности; меняются и добавляются новые функции сотрудников (особенно младших начальников), тарифы и многое другое. Этот Закон жесток и, безусловно, подпортит репутацию даже весьма солидных банков России, но это, на мой взгляд, временное явление.

Смысл столь существенных изменений относительно прост: это еще один вариант снижения финансовых рисков и упорядочения системы контроля над финансовыми потоками, в которых банки выступают, как прямые посредники (по большей части). Все это прямо пропорционально влияет на степень ответственности финансовых институтов (подразумевается банков), а именно увеличивает ее в разы. Действительно, меры, применяемые к банкам-нарушителям соблюдения дисциплины по финансовому мониторингу простые, наиболее популярная из которых - отзыв лицензии. Если говорить о субъектах финансового мониторинга в России, то к ним относятся:

- кредитные организации;
- лизинговые компании;
- профессиональных участников рынка ценных бумаг;
- страховые организации;
- организации федеральной почтовой связи;
- ломбарды, а также организации, осуществляющие скупку, куплю-продажу драгоценных металлов и драгоценных камней, ювелирных изделий из них и лома таких изделий;
- организации игорного бизнеса, в том числе тотализаторы и букмекерские конторы; управляющие компании инвестиционных и негосударственных пенсионных фондов;
- организации-посредники в сделках и операциях с недвижимостью;
- кроме того организации, не являющиеся кредитными организациями, осуществляющие прием от физических лиц наличных денежных средств в случаях, предусмотренных законодательством о банках и банковской деятельности.

Отметим, что например в соседней Украине, с августа 2010 этот перечень стал значительно шире, и в число субъектов финансового мониторинга попали также юристы, бухгалтера, нотариусы и риелторы, а новый закон о финансовом мониторинге в Украине впервые был переписан полностью по западному стандарту

Все перечисленные выше субъектыорганизации несут ответственность за подготовку и проведение процесса финансового мониторинга. Отмывание средств на сегодняшний день стало не только постоянным явлением, но и методы стали все более и более изощренными и тонкими. Существует немало сложных и простых схем по легализации незаконных доходов через Банк. Это также подтверждает и банковская статистика. Интересен тот факт, что сегодня даже литература по этому поводу есть. Это напоминает появившуюся в свое время целую серию книг о том, как законно избежать налогов,

Рассмотрим суть финансового мониторинга для организаций, вовлеченных в этот процесс (см. выше - субъекты финансового мониторинга).

Контролирующей структурой в России является «Росфинмониторинг» (= Федеральная Служба по Финансовому мониторингу РФ).

Один из базовых принципов, на которых строится система противодействия отмыванию преступных доходов, требует от банка знания своего клиента. Рекомендации Банка России по разработке кредитными организациями правил внутреннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма (далее - Рекомендации Банка России N 137-Т), утвержденные указанием ЦБ РФ N 137-Т от 28.11.2001, указывают на необходимость "идентификации и изучения" клиента банка, в то время как Закон использует только термин "идентификация". Это обстоятельство не означает, что Банк России накладывает на банки дополнительные обязанности по сравнению с законом.

Термины "идентификация" и "изучение" здесь, по мнению ряда авторов, близки по своему значению, поскольку для идентификации, очевидно, недостаточно формального ознакомления с документами клиента. К сожалению, в действующем российском законодательстве отсутствует определение понятия "идентификация лица", и разночтения относительно этого термина могут создать (и, как правило создают) для банков дополнительный риск ответственности. Вот почему важно, чтобы сотрудники банков, занимающиеся вопросами идентификации клиентов, хорошо понимали те минимальные требования ФАТФ (и рекомендации ЦБ), которые разработаны этой организацией в качестве международных стандартов для мер по борьбе с отмыванием денег в сфере банковской деятельности. А это возвращает нас к насущной проблеме переподготовки и аттестации кадров в части знания финансового мониторинга, что в свою очередь предполагает знание всей основной нормативной базы[5].

Обязательный минимум должен включать в себя знание сотрудниками собственно самого «Закона-115»[6] и некоторых других нормативных актов (положения ЦБ) в области банковского законодательства. Не помешало бы хотя бы общее ознакомление сотрудников, работающих непосредственно по направлению финансового мониторинга, с рекомендациями ФАТФ и статистикой основных нарушений, судебной практики по которым накопилось уже немало. В особенности это должно касаться ответственных сотрудников по линии финансового мониторинга.

Интересно, что во многих банках обучение в части ознакомления с нормативными документами до сих пор происходит в «бумажной» форме, что занимает немало времени. Т.е. предоставляется некоторая база распечатанных «Законов» (актов, писем, положений и т.п.), с которыми рекомендуется ознакомиться, а между тем для получения общего представления о «Законах» (актах, письмах, положениях и т.п.) хватило бы «диагонального» прочтения их в какой-нибудь из информационно-правовых баз данных (Консультант +, Парус, правовые Интернет-библиотеки, информация с официальных гос. сайтов и т.д.) На деле все ограничивается в лучшем случае изучением 115-го Закона, положениях о валютном регулировании и иногда доходит до частичного просмотра Закона «О банках и банковской деятельности». Возвращаясь к проблеме «идентификации» клиента, отметим, что сама обязанность идентифицировать лицо, находящееся на обслуживании у банка, вытекает из требований п. 1 части 1 статьи 7 Федерального закона 115-ФЗ. Под идентификацией физического лица в данном случае понимаются действия сотрудников банка, направленные на установление принадлежности документов тому лицу, которые это лицо предъявляет в удостоверение своей личности и своих правомочий при установлении клиентских отношений с банком. Очевидно, что предъявляемые документы должны быть при этом с разумной тщательностью проверены на предмет их действительности и наличия всех необходимых реквизитов. Во всяком случае требование идентификации клиента исключает законную возможность открытия банковского счета и совершения банковских операций по предъявлении ксерокопии документа, документа на чужое имя либо документов с явными признаками подделки. Если выяснится (а это может произойти неожиданно, например, при проверке клиента или расследовании уголовного дела), что правонарушитель пользовался услугами банка под прикрытием чужих документов, такой банк может оказаться не в роли потерпевшего, а в роли нарушителя статьи 7 Федерального закона N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" со всеми неблагоприятными последствиями, вытекающими из этого обстоятельства.

В случае, когда клиентом является юридическое лицо, то задача сотрудников банка значительно усложняется. Идентификация юридического лица заключается в проверке и оценке документов, представленных в удостоверение его правового статуса и подтверждающих его государственную регистрацию, в установлении владельцев этого предприятия, а также в действиях, направленных на получение достоверной информации о цели и предполагаемом характере деловых отношений.

Документы должны оцениваться на предмет их действительности, отсутствия внутренних противоречий и явных признаков подделки. Рекомендации Банка России N 137-Т и Положение ЦБР от 19 августа 2004 г. N 262-П "Об идентификации кредитными организациями клиентов и выгодоприобретателей в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" (далее - Положение N 262-П) указывают лишь на необходимый минимальный перечень документов, которые должны быть затребованы от клиента в целях его идентификации. Однако этот перечень ничем не ограничен. При необходимости получения дополнительных сведений банк может обратиться к иным источникам информации. В частности, ФАТФ рекомендует проверять клиента с использованием любых надежных и независимых источников.

Важное значение при идентификации клиента - юридического лица имеет идентификация физических лиц, осуществляющих в конечном счете реальный контроль над этим юридическим лицом, а также тех лиц, которые выступают представителями юридического лица в отношениях с банком. Банк должен принимать разумные меры по проверке личности владельцев в той степени, которая позволит ему прийти к выводу о том, что он знает, кто является действительным владельцем данного юридического лица, кто его контролирует и получает прибыль от его деятельности. Так, Положение ЦБР от 19 августа 2004 г. N 262-П определяет, что обязанность банка идентифицировать выгодоприобретателя считается выполненной, если он может на основании соответствующих документов и сведений подтвердить, что им предприняты обоснованные и доступные в сложившихся обстоятельствах меры по установлению и идентификации выгодоприобретателей. В этой связи банки, сотрудничающие с предприятиями, которые зарегистрированы по документам на подставных лиц (именуются в просторечии "прокладками", "однодневками" и т.п.), также рискуют не выполнить это требование Федерального закона N 115-ФЗ, ответственность за нарушение которого может повлечь отзыв лицензии.

При осуществлении трансграничной корреспондентской банковской деятельности ФАТФ[7] рекомендует предварительно собрать о банке-респонденте информацию, достаточную для полного понимания характера его деятельности, определения его репутации, качества банковского надзора в стране, оценить меры внутреннего контроля по противодействию отмыванию денег и финансированию терроризма и убедиться в том, что эти меры достаточны и эффективны. Интересно также, что ФАТФ намерена провести полномасштабную проверку учреждений России, в частности планируется провести проверку российских банков. Стоит отметить, что это будет осуществлено для проведения третьего раунда взаимной оценки выполнения РФ рекомендаций ФАТФ, о которых уже шла речь выше. Уже собрана предварительная международная группа экспертов, в которую вошло около 15-17 специалистов из разных стран. Проверка запланирована на осень 2017 года.

В соответствии с ч. 2 статьи 7 Федерального закона N 115-ФЗ банки обязаны разрабатывать правила внутреннего контроля и программы его осуществления, назначать специальных должностных лиц, ответственных за соблюдение указанных правил и реализацию указанных программ, а также предпринимать иные внутренние организационные меры в целях противодействия отмыванию грязных денег и финансированию терроризма. Правила внутреннего контроля должны включать порядок документального фиксирования необходимой информации, порядок обеспечения ее конфиденциальности, квалификационные требования к подготовке и обучению кадров, а также критерии выявления и признаки необычных сделок с учетом особенностей банковской деятельности. Закон установил обязательные основания документального фиксирования информации, которыми являются: запутанный или необычный характер сделки, не имеющей очевидного экономического смысла или очевидной законной цели; несоответствие сделки целям деятельности организации, установленным учредительными документами этой организации; выявление неоднократного совершения операций или сделок, характер которых дает основание полагать, что целью их осуществления является уклонение от процедур обязательного контроля; иные обстоятельства, дающие основания полагать, что сделки осуществляются в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма. Таким образом, очевидно, что некоторые из указанных в Законе оснований являются объективными (например, несоответствие сделки целям деятельности организации), а другие объективных критериев не имеют, и разработка таких критериев отдается на усмотрение самим банкам. Однако здесь важно то, что из нормы Закона усматривается обязанность банка изучать, анализировать и оценивать финансовую деятельность клиента в целях противодействия легализации преступных доходов.

В случае, если у работников банка при реализации указанных программ осуществления внутреннего контроля возникают подозрения, что какие-либо операции осуществляются в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма, эта организация обязана направлять в Росфинмониторинг сведения о таких операциях независимо от того, относятся ли они к операциям, предусмотренным статьей 6 Федерального закона 115-ФЗ. Заметим при этом, что Закон установил здесь сугубо субъективные основания для направления информации в Росфинмониторинг: у одних работников такие подозрения могут возникнуть, а у других - нет, следовательно, информирование уполномоченного органа власти во многом будет зависеть от оценок и усмотрения самих сотрудников банка. Это на сегодняшний момент еще раз говорит о «сырости» основного Закона.

Статьи 6 и 7 Федерального закона 115-ФЗ возлагают на банк обязанность документально фиксировать и представлять в Федеральную службу по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг) не позднее рабочего дня, следующего за днем совершения операции, определенные Законом сведения по операциям с денежными средствами или иным имуществом, подлежащим обязательному контролю.

По данным Росфинмониторинга, далеко не все банки надлежащим образом выполняют эту обязанность. Воздерживаясь от обязательного представления информации и рискуя понести установленную Законом ответственность, руководство некоторых банков преследует обычную цель не привлекать внимания контролирующих и правоохранительных органов к определенному клиенту. Этим клиентом может быть, например, учредитель банка или крупная компания, деловыми отношениями с которой банк особенно дорожит. К сожалению, подобная практика приводит к тому, что и банк, и особо опекаемый клиент гарантированно попадают в поле зрения Росфинмониторинга. Не следует забывать, что Федеральная служба по финансовому мониторингу пользуется множеством независимых источников информации, и ее аналитическая работа построена таким образом, что подозрения в нарушении Федерального закона N 115-ФЗ может вызвать не только наличие определенной информации, но и ее отсутствие в определенное время и в определенном месте. Показателен в этом смысле пример с "Содбизнесбанком", который своими ошибочными действиями привлек к своим клиентам внимание финансовых разведок многих стран. До сих пор в Росфинмониторинг поступают информационные сообщения от зарубежных партнеров Службы, которыми инициативно выявляются и фиксируются финансовые операции клиентов российского банка - нарушителя, совершаемые ими за рубежом.

Уместно заметить, что США сейчас переживают очередной кризис доверия к банкам из России. Как полагают многие американские чиновники и банкиры, российские банки если не способствуют, то, во всяком случае, не препятствуют отмыванию денег и финансированию терроризма. Например, Union Bank of California (UBoC) с начала 2017 года закрывает счета всем 240 (на тот момент) российским клиентам.

Просрочка с направлением информации в уполномоченный орган власти также является нарушением закона и рассматривается в качестве одного из признаков, вызывающих подозрение в сотрудничестве банка с лицами, отмывающими преступные доходы. Так, известно, что некоторый руководитель средних размеров банка проинформировал Росфинмониторинга о злополучной сделке с $20 млн. (за отмывание этой суммы судом первой инстанции он осужден к 4 годам лишения свободы), но сделал это со значительной задержкой. Если говорить о «конфликтах» между регулятором и ФСФМ с кредитными организациями, связанными именно с наказаниями банков, то их уже немало.

Взять нашумевший Вип-банк. Лицензия у ВИП-банка отозвана приказом от 15 июня 2017 года NОД-288 в связи с неисполнением федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность, и нормативных актов ЦБР, неоднократным нарушением в течение одного года требований, предусмотренных статьей 7 «закона 115», а также с учетом неоднократного в течение одного года применения мер, предусмотренных федеральным законом «О Центральном банке Российской Федерации /Банке России/».

Неудивительно, что письма, написанные и представленные эксглавой Вип-банка Алексеем Френкелем и распространенные президентом ММВА наделали столько шума в финансовом мире. Банкир указывает на основные недочеты указанного Закона и упрекает регулятора в умелом манипулировании двусмысленностями и неточностями этого закона и рекомендаций ЦБ.

Действительно, о сырости 115-го Закона говорить не приходится, она и так очевидна (и была очевидна и до этого), но столь существенный резонанс получила именно в связи с упомянутыми событиями. Более-менее существенные поправки к Закону №115-ФЗ были предложены в декабре 2017 года именно после распространения вышеуказанных документов и приняты в марте текущего года. Но это уже скорее относится к философскому понятию российского менталитета. Более подробно останавливаться на письме А. Френкеля не станем.

Одной из основных трудностей является определение и выявление необычных сделок, по которым банки должны составлять сообщения в ФСФМ. Необходимо понимать, что так называемое «спец.сообщение» банка об определенной финансовой операции, направляемое в Росфинмониторинг, - это не сообщение о правонарушении, и уж вовсе не доносительство на клиента. Важно, что и Банк и «Росфинмониторинг» в рамках своей компетенции не уполномочены давать точную юридическую квалификацию финансовым операциям того или иного клиента. У ФСФМ[9] имеется лишь право сделать вывод о возможно имеющихся признаках легализации (отмывания) преступных доходов, наличие которых может быть подтверждено, а может быть и опровергнуто в ходе так называемой доследственнои проверки, проводимой компетентным правоохранительным органом в порядке статьи 144 УПК РФ.

К сожалению, даже, несмотря на активную позицию большинства Банков относительно переподготовки и обучения сотрудников по вопросам финансового мониторинга, компетентность многих оставляет желать лучшего. К примеру, зачастую молодые сотрудники банков, работающие с клиентами (как ФЛ, так и ЮЛ), при попытке проведения определенных операций, напрямую начинают обвинять клиентов в «отмывании» денег и нарушении 115го Закона[10]. Подобная позиция скорее всего окажет отрицательное влияние на репутацию Банка и может спугнуть любого, даже самого терпеливого клиента.

Оставляя в стороне сделки, подлежащее обязательному контролю, важно отметить при этом, что, несмотря на возможно даже кажущееся попадание той или иной операции под описание необычной сделки, это может оказаться совсем не так. Многие клиенты банков – занятые деловые люди, собственники бизнеса и частные предприниматели, знать о тонкостях Банковского законодательства, в особенности 115го Закона, им совершенно необязательно. Да и пути проведения тех или иных операций порой бывают весьма неординарными в виду ряда объективных и субъективных причин.

Существует и обратная проблема, когда сотрудники Банка начинают «консультировать» клиентов о том, как грамотно избежать комиссий Банка, не попасть под «зоркое око» внутрибанковских служб по финансовому мониторингу и т.д. Это, казалось бы, мелочи, но многих из них, да и несвоевременных сообщений в ФСФМ можно было бы избежать с введением автоматизированных информационных систем. (Некоторые Банки уже практикуют подобную практику и, надо признать, весьма успешно). Однако и внедрение программных модулей в тот же Банк-клиент, Звезду и другие программные операционные контуры, начнет приносить реальную пользу лишь вкупе с грамотной контролируемой системой подготовки и аттестации кадров в банках (применительно банковской тематике), а также всесторонним процессом совершенствования нормативного механизма, обеспечивающего оперативное выявление реальных «отмывальщиков» и обеспечит соответствующее снижение нарушений 115го закона.

Таким образом, «Росфинмониторинг» на основе анализа получаемой информации может лишь заподозрить клиента банка в отмывании преступных доходов и уведомить о своих подозрениях правоохранительные органы. В конечном счете, решение о том, возбуждать уголовное дело или нет, остается за органами следствия.

Однако заметим, что позиция «Росфинмониторинга» чрезвычайно активна: она весьма настойчиво относит к сфере своих интересов вопросы возбуждения уголовных дел по собственным материалам и старается добиваться, чтобы возможно большее число таких материалов было реализовано в уголовно-процессуальном порядке. Важно, что происходит на уровне банков. Ведь именно банки, в основном, являются первоисточниками сообщений о подозрительных клиентах (потенциальных «отмывалыциках»).

Интересно также, что уже выявляется тенденция: наиболее активны в проведении соответствующих Закону мер по противодействию легализации доходов консервативные, относительно старые банки, имеющие солидный, применительно к российскому банковскому сектору, собственный капитал, репутацию. Именно такие банки жестко отрезают возможность любым потенциальным «отмывалыцикам» к проведению любых сделок. Они сообщают в уполномоченный орган о сделках, подлежащих обязательному мониторингу, замораживают операции и счета на время разбирательства службами и управлениями по экономической безопасности, закрывают счета и т.д., и т.п. Условно можно назвать такие банки «хорошим средним классом».

Учитывая это, даже удивительно наблюдать столь сильный контроль недопущения даже самых, казалось бы, незначительных ошибок по соответствующему направлению работы[11]. Можно выделить два основных типа банков, допускающих в какой-то мере нарушения в сфере финансового мониторинга. Это, во-первых, ряд «мелких» банков, существующих несколько лет и имеющих, зачастую, соответственную «непонятную» репутации, которые позволяют себе пренебрегать процессом финансового мониторинга, даже при наличии явно выраженных признаков «отмывания» доходов. (Выше я уже говорил об этих банках, когда затрагивал вопрос отзыва лицензий за несоблюдение требований Закона № 115-ФЗ). Во-вторых, это банки, зачастую с участием государственного капитала, либо имеющих определенную протекцию, которые также позволяют себе не выполнять требования Закона. Нельзя не отметить, что до санкций, применяемых к этим банкам, как правило, не доходит. Об этом же говорил и экс-президент Вип-банка[12] в своих письмах.

Подытоживая вышесказанное, можно говорить о реальных трудностях в осуществлении процесса противодействия легализации, хотя назвать их критичными нельзя.

Зато в отношении самих банков Росфинмониторинг способен точно квалифицировать те или иные случаи как нарушение законодательства о противодействии отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма и наделен правом применять в отношении банков-нарушителей административные санкции. В соответствии со статьей 15.27 Кодекса об административных правонарушениях неисполнение организацией, осуществляющей операции с денежными средствами или иным имуществом, законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма в части фиксирования, хранения и представления информации об операциях, подлежащих обязательному контролю, а также в части организации внутреннего контроля влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда; на юридических лиц - от пятисот до пяти тысяч минимальных размеров оплаты труда. Правда, несмотря на обилие компрометирующей информации, подобные санкции к банкам до настоящего времени ни разу не применялись, поскольку между Росфинмониторингом и ЦБ РФ существует негласное соглашение о разграничении функций: Росфинмониторинг информирует о нарушениях, а Центральный банк России как надзорный орган на основании этой информации и последующей проверки применяет к банкам установленные законом меры ответственности. Если быть более точным, то стоит упомянуть о письме №117-Т, в котором обозначено это разграничение функций: именно Банк России применяет меры принуждения к банкам-нарушителям банковского законодательства и 115го Закона, в частности.

Таким образом, можно сделать следующий вывод: роль банков в действующей системе противодействия отмыванию грязных денег и финансированию терроризма настолько значительна, что банки стали одним из главных составляющих элементов этой системы. С другой стороны, участие в противодействии отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма стало одним из важнейших направлений банковской деятельности. Одним из наиболее перспективных вариантов развития системы по противодействию «отмыванию» доходов, полученных преступным путем, мог бы быть тот, когда система контроля за операциями существовала бы по принципу «неотвратимости ответственности» в независимости от степени тяжести карательных мер, применяемых к нарушителям.

Но не менее важно осознать, что риски соучастия (преднамеренного или непреднамеренного) в отмывании преступных доходов и бремя ответственности за это соучастие «Закон №115» также целиком возложил на банки. При обнаружении фактов преступного отмывания грязных денег в банковской системе (в случаях, когда сам банк не способствовал такому обнаружению) и расследовании уголовных дел весьма велика вероятность того, что и банки, и их сотрудники будут нести в связи с этим определенную долю ответственности - либо как соучастники преступлений, либо - при отсутствии преднамеренных действий - как нарушители Федерального закона 115-ФЗ, чему уже есть немало примеров. Многое будет зависеть от оценок со стороны уполномоченного органа. Поэтому крайне важно, чтобы в каждом банке была детально разработана и действовала та система специальных мер, которая предусмотрена законодательством, включая надлежащее взаимодействие с уполномоченным органом власти. Юридическая защита законных прав и интересов банка в этой сфере может стать достаточно надежной и эффективной, когда она будет начинаться с создания и отладки именно такой системы.

В заключение стоит отметить, что, по мнению многих сотрудников самых разных Банков, других экономистов и финансистов, внедрение системы финансового мониторинга в российский банковский сектор, а в частности, принятие Федерального Закона №115-ФЗ от 07.08.2001г., явилось по большей части положительным шагом на пути создания в России качественного, мощного, правового механизма, направленного на борьбу с легализацией (отмыванием) средств и доходов, полученных преступных путем.7 Да, меры весьма жесткие, они буквально «обрезают» многие финансовые схемы не только так называемых «отмывалыциков», но обычных, добропорядочных клиентов российских банков.

Тем не менее, на мой взгляд, это именно тот вариант, когда реформирование благоприятно скажется на российской экономике. Закон работает и уже «приносит первые плоды» своего существования, заставляя юридических и физических лиц оптимизировать свои схемы проведения денежных потоков с большим уклоном в легитимную сторону, что в свою очередь является фактором бесспорно положительным. Безусловно, на данный момент трактовка понятия и классификации необычных сделок, легализации, а также рекомендаций по выявлению подобных сделок и т.п. весьма условны, расплывчаты и неоднозначны. Но сырость закона под номером №115-ФЗ в этом и заключается. И нельзя упускать из виду тот факт[13], что несмотря на обвинения банкиров и СМИ в адрес ЦБ, либо напротив обвинения ФСФМ и ЦБ в адрес банкиров вынуждены будут постепенно уйти на второй план, обозначив коррективы и уточнения всех вышеупомянутых трактовок и рекомендаций в качестве первостепенной задачи в целях решения многих упомянутых в статье проблем, таких как несовершенство банковского законодательства, неясность сфер влияния гос.органов (ЦБ, ФСФМ и др.), уровень и качество подготовки банковских кадров, реформирование систем внутреннего контроля и аудита Банков и т.д. и т.п.

Напоследок хочется добавить, что мы не ставили перед собой задачи раскрыть для читателя подробности и тонкости упоминаемого Закона, равно как не собирался обсуждать возможные финансовые схемы по легализации средств и доходов, полученных преступным путем. Суть проведенного теоретического анализа в том, чтобы понять, действенна ли указанная государственная мера, какие изменения произошли с ее введением, актуальна ли вообще проблема «отмывания» преступных доходов для современной России.

Готовые компании в Киеве




Выбор оффшора и банка

как выбрать банк

Оффшорные схемы - 2010
Оффшорные схемы: торговля, поставки
Оффшорные схемы: инвестиции и защита активов
Оффшорные схемы: продажа бизнеса
Оффшорные схемы: продажа недвижимости
Оффшорные схемы: Легализация, кредиты


Второе гражданство, ВНЖ


Недвижимость в Испании